Стокгольмские арбитражи «Газпрома»

23 Июля 2020

За последние полгода «Газпром» заплатил по судебным решениям Стокгольмского арбитража почти $ 4,5 млрд компенсаций. В конце декабря 2019 года он перечислил «Нафтогазу Украины» $ 2,9 млрд, а 30 июня польской PGNiG — $ 1,6 млрд. В обоих случаях, по большому счету, на одной чаше весов находились условия контракта, а на другой — рыночная справедливость, замешанная на политической целесообразности.

При этом в контрактах именно российский холдинг выбрал Стокгольмский арбитраж в качестве последнего арбитра в спорах с партнерами. Поэтому вопрос, необходимо «Газпрому» изменить свою политику самому или стоит поменять арбитражный суд, не праздный.

«Газпром» часто судится с клиентами, однако в подавляющем большинстве случаев договаривается с ними об урегулировании споров во внесудебном порядке. В случае с Украиной «Газпром» доказывал, что «Нафтогаз Украины» не выкупает контрактные объемы газа по условию «бери или плати». Однако суд согласился с доводами украинской стороны, что экономическая ситуация в стране ухудшилась и присудила украинской нацкомпании компенсацию в $ 2,6 млрд за то, что транзит российского газа был меньше согласованного объема, хотя ответственности за неисполнение этого обязательства не предусматривалось.

Польская PGNiG, в свою очередь, требовала изменить формулу цены на газ, которая была привязана к нефтяным котировкам. Госкомпания хотела привязку к европейским хабам. Суд, по данным «Коммерсанта», превзошел все ожидания Варшавы и установил формулу цены с ноября 2014 года.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач считает, что случаи с Украиной и Польшей похожи тем, что нормальный диалог между сторонами контракта был фактически парализован политическими факторами.

«В то же время есть и различие, — отмечает эксперт. — Решение по двум арбитражам с „Нафтогазом“ (транзиту и поставкам) было политически мотивированно уже со стороны судей, так как в аналогичных случаях — недобор газа украинской стороной и недопоставка газа для транзита российской — трактовались арбитрами по-разному. Это сильно подорвало авторитет международного арбитража при Торговой палате Стокгольма».
Решение по иску PGNiG не столь одиозно, отмечает замдиректора ФНЭБ. «Оно затрагивает почти пятилетний период, в течение которого цены на газ имели высокую волатильность. А финальное решение — это скидка примерно в 10%. При нормальных отношениях Польша могла бы давно получить её через переговоры», — говорит Алексей Гривач. По его словам, сейчас арбитраж рассматривает апелляцию по польскому решению, и поскольку поляки в 2015—2018 годах платили Катару за СПГ раза в 1,5−2 дороже, чем за трубопроводный газ (по которому требовали скидку), есть вероятность пересмотра цены в сторону повышения и ретроактивных платежей со стороны PGNiG.


Аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев, в свою очередь, замечает, что в Европе болезненно относятся к проявлениям монополизма и суды все чаще будут вставать на защиту конкуренции.

«Сейчас многие вещи, казавшиеся фундаментальными в прошлом, пересматриваются. Газовый рынок изменился, он стал более динамичным, более конкурентным и менее дефицитным. Долгосрочные контракты с формулой „бери или плати“ теряют свою ценность и незыблемость. Преимущество долгосрочных контрактов было в гарантиях поставок, отбора газа и платежей. Пока рынок был стабильным, растущим и дефицитным, это был нужный для всех механизм. Но он перестает устраивать потребителей», — сказал Алексей Калачев. Он отмечает, что очень уж велик разрыв между долгосрочными контрактными ценами и ценами насыщенного предложением рынка.

Аналитик ГК «ФИНАМ» считает, что при всем значении «Газпрома» как крупнейшего поставщика природного газа в Европу компании не стоит упорствовать в праве диктовать разную цену разным странам. «В новых условиях отсутствия дефицита газа и высокой конкуренции поставщиков „Газпрому“ придется бороться за свою долю рынка за счет большей гибкости и ценовых уступок, увеличивать долю спот-сделок и устанавливать цены в контрактах с привязкой к рынку спот», — уверен Алексей Калачев.

В последние годы «Газпром» серьезно подкорректировал свою маркетинговую политику — начал учитывать в большей части контрактов стоимость газа на газовых биржах и продавать до 2,9 млрд кубометров газа на собственной торговой электронной платформе по рыночным ценам. Однако Украина и Польша были едва ли не единственными, с кем российский холдинг не стремился договариваться. В итоге все решил суд. И, судя по всему, в «Газпроме» сделали выводы. В новом пятилетнем контракте на транзит российского газа через Украину говорится, что споры уже будут решать не в Стокгольме, а в Международном арбитражном суде Международной торговой палаты в Цюрихе.



Возврат к списку