VI Ежегодная конференция Арбитражной Ассоциации

06.05.2019 VI Ежегодная конференция Арбитражной Ассоциации

VI Ежегодная конференция Арбитражной Ассоциации

 

Дмитрий Aртюхов, главный редактор Arbitration.ru

 

Шестая по счету ежегодная конференция Арбитражной Ассоциации состоялась 25 апреля в отеле Marriott Grand в Москве. Количество участников и спикеров мероприятия составило более 100 человек.

Конференцию открыл Владимир Хвалей, председатель правления Арбитражной Ассоциации, иронично упомянув проблемы, которые еще недавно существовали в сфере российского третейского разбирательства. Для этого спикер изменил цитату из комедийного сериала, который раньше шел по телевидению: «У нас прекрасная страна. Это мы придумали выдавать арбитрам мантии и создавать третейские суды, чтобы создавать фиктивную задолженность».

Хвалей отметил, что сегодня очень сложно продвигать что-либо, связанное с Россией: «Если в России завянет дерево, об этом скажут все. Если в России расцветет дерево, никто об этом не напишет». Он провел параллель с получившим широкую огласку решением о признании неисполнимой арбитражной оговорки ICC и скорректировавшим это решение обзоре практики ВС РФ.

Несмотря на конъюнктуру, Арбитражная Ассоциация пытается продвигать Россию как место арбитража, и у организации есть хорошие аргументы для этого. Спикер сослался на исследование Ассоциации, согласно которому, например, в период с 2008 по 2017 год в России исполнялось более 80% иностранных арбитражных решений.

Хвалей напомнил аудитории о том, что плоды работы множества профессионалов третейского разбирательства под руководством Арбитражной Ассоциации – Пражские правила – получили награду Global Arbitration Review как лучшая инновация 2018 года.

Денис Новак, заместитель министра юстиции РФ, отметил, что прошедший 2018 год был наполнен событиями в сфере арбитража. В частности, были приняты поправки в Закон об арбитраже. «Проделана тонкая настройка этого закона, чтобы усовершенствовать режим, в котором существуют ПДАУ в нашей стране», – сказал Новак. По его словам, законодатель не обошел вниманием и ряд категорий споров для повышения их привлекательности, в первую очередь в сфере корпоративных отношений. Устранена неопределенность в вопросе арбитрабельности споров, связанных с госзакупками. Новак обратил внимание на споры, субъектами которых являются резиденты специальных административных районов, сославшись на ФЗ № 291.

Кроме того, Россия стала более привлекательной для иностранных арбитражных институтов. Утверждены критерии международной репутации зарубежных арбитражных институтов, которые хотят осуществлять свою деятельность в России. Состоялось очередное заседание совета по совершенствованию третейского разбирательства, на котором рассматривалась заявка иностранного ПДАУ – Гонконгского международного арбитражного центра (HKIAC).

Расширены полномочия совета по совершенствованию третейского законодательства: теперь он также занимается обобщением и мониторингом судебной практики по применению законодательства об арбитраже. «В общем, эти изменения открыли новую страницу в истории арбитража», – отметил Денис Новак. Спикер также заявил, что «в отношении “здорового” арбитража ad hoc никаких репрессивных мер не предполагалось – главное, чтобы такая работа не проявлялась в уродливых формах, которые мы видим в деятельности некоторых лиц, бросающих тень на российский арбитраж». 

«Медленно происходит проарбитражный поворот судебной системы. Мы находимся в начале большого пути, и члены совета настроены на положительное развитие арбитража в России», – заключил Новак.

Кэтрин Сэнгер, советник HKIAC, партнер Herbert Smith Freehills в Гонконге, рассказала о причинах и процедуре подачи заявки на получение разрешения на администрирование российских споров иностранным ПДАУ. HKIAC – первое иностранное учреждение, получившее такое разрешение, отметила Сэнгер. Этому предшествовала большая подготовительная работа: представители HKIAC участвовали в 26 мероприятиях в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке. HKIAC заключил несколько соглашений о сотрудничестве с арбитражными центрами в России. В 2017 году центр начал работу с Арбитражной Ассоциацией. Было увеличено количество русскоговорящих арбитров, сейчас их 35 человек. Регламент HKIAC переведен на русский язык.

Отвечая на вопросы коллег, Сэнгер отметила, что для рассмотрения внутренних российских споров HKIAC, возможно, откроет представительство в России.  

После вступительной части первую сессию «Рассмотрение внутренних российских споров с иностранным элементом» открыл Василий Рудомино, сооснователь и партнер «АЛРУД».

Тимур Аиткулов, партнер Clifford Chance, член правления Арбитражной Ассоциации, сделал краткий анализ изменений в законодательстве, вступивших в силу 29 марта 2019 года. Вероятная цель изменений, согласно Аиткулову, – облегчить рассмотрение корпоративных споров в России (п. 7.1 ст. 7 Закона об арбитраже). Спикер упомянул о новой неопределенности, которую создали данные изменения, и сфокусировался на еще не ясных и не разрешенных вопросах. Аиткулов отметил, что в отношении корпоративных споров появилось три категории: споры, вообще не передаваемые в арбитраж, споры с соблюдением четырех условий арбитрабельности и споры, условием арбитрабельности которых является их администрирование ПДАУ. Также юрист обратил внимание на возможность двойственного толкования требований к арбитражному соглашению участников юридического лица. Аиткулов заявил, что достаточной судебной практики по данным спорам еще нет, и многие вопросы остаются нерешенными. Кроме того, спикер обратил особое внимание на дело Российско-сингапурского арбитража.

Профессор Кай Хобер, председатель правления Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма, обратился к вопросу о возможности рассматривать внутренние споры зарубежными иностранными арбитражами. Он сказал, что в Швеции не разграничивают внутренний и международный арбитраж. В шведском Законе об арбитраже 1929 года различия между ними не проводится, и вряд ли в будущем такое различие будет сделано. Злоупотребления в арбитраже требуют решения не путем запретов на функционирование третейских судов, а путем усовершенствования практики госсудов, которые аннулируют сомнительные решения. Контролировать деятельность третейских судов также должны органы государственного принуждения и ассоциации юристов. Сама возможность компаний из одной страны обращаться за разрешением споров в иностранный арбитраж базируется на свободе договора и автономии воли сторон и имеет фундаментальное значение для коммерческого оборота, отметил Хобер.

Франциско Прол, партнер Prol & Asociados, рассказал об испанском арбитражном законодательстве – его недавнем прошлом и настоящем. Спикер кратко остановился на особенностях рассмотрения споров в Испании, процедуре назначения арбитров, оспаривании арбитражных решений в госсудах. Прол отметил, что в силу языковых и культурных связей сейчас значительное количество пользователей испанского арбитража – стороны из стран Латинской Америки. Спикер подчеркнул роль Мадрида как испанского арбитражного центра. Отвечая на вопрос о выборе юрисдикции для внутренних споров, Прол отметил, что испанский ГК позволяет сторонам использовать любой закон для рассмотрения спора, если он связан с существом договора.

Сюзанна Хегер, адвокат и основатель Heger & Partner, подчеркнула, что выступает вместо генерального секретаря Венского международного арбитражного центра (VIAC) Алисы Фремут-Вольф и сообщила, что выходит обновленная версия Регламента VIAC на русском языке. Затем Хегер остановилась на критериях определения внутренних споров и их администрировании в Австрии. 

В австрийском законодательстве нет различия между внутренними и национальными спорами, определяющий критерий – место арбитража. Данный вопрос урегулирован § 577 австрийского ГПК. Согласно данному кодексу, стороны вправе свободно договориться о месте арбитража. В этой стране неарбитрабельны семейные споры и споры по защите прав потребителей, другие споры могут быть переданы в арбитраж. Ранее внутренние споры входили в компетенцию местных экономических палат в федеральных землях Австрии, сейчас и внутренние, и международные споры могут быть администрированы VIAC. В 2018 году в VIAC доминировали внутренние споры, отметила Хегер.

Модератором второй сессии «Арбитрабельность российских корпоративных споров» стал партнер Lidings Степан Гузей.

Антон Асосков, д.ю.н, профессор кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова,выступил с обзором влияния последних законодательных изменений на арбитрабельность корпоративных споров. «Арбитрабельность этих споров столь же запутанна, как история семи королевств сериала “Игра престолов”», – пошутил спикер. Он остановился на правилах арбитража корпоративных споров (ПАКС) и проблемах их применения. Асосков обратил внимание на ограничение арбитрабельности споров для стратегических хозяйственных обществ, указанных в ФЗ № 57. Спикер также отметил, что из ФЗ № 531 исключено требование о том, чтобы все участники юридического лица выразили согласие на третейское разбирательство при передаче споров из корпоративных договоров в арбитраж. Однако другие требования, в том числе требование о применении ПАКС, сохранились. 

Валерия Романова, старший юрист Linklaters, остановилась на природе корпоративных споров. Она отметила, что сейчас начала формироваться практика по определению подведомственности и подсудности государственным и третейским судам дел по определению цены при покупке долей и акций. Предмет и основание иска все более внимательно рассматриваются при их определении. Хотелось бы, чтобы при рассмотрении подобных дел суды не применяли формальный подход, а внимательно рассматривали цели и интересы, которые преследует сторона при подаче иска, сказала Романова 

Марина Акчурина, юрист Cleary Gottlieb, остановилась на практических аспектах применения арбитражных оговорок. По ее словам, в договоры купли-продажи акций (SPA) часто включаются многоступенчатые арбитражные оговорки, в которых тестируется, получило ли арбитражное учреждение разрешение на дату подачи просьбы об арбитраже.

Иностранные инвесторы указывают место арбитража вне России, за исключением арбитража в МКАС, который императивно предусматривает Москву в качестве места арбитража. Местом арбитража для российских споров, вытекающих из акционерных соглашений, независимо от выбора арбитражного учреждения должна оставаться Россия, заявила Акчурина.

С получением лицензии HKIAC как ПДАУ в Гонконгский центр можно будет передавать споры о принадлежности долей и акций из договоров с иностранным элементом, отметила выступающая.

Артем Дудко, партнер Osborne Clarke, остановился на вопросах предконтрактной документации в английском праве (Heads of Terms, Memorandum of Understanding), а также соглашениях об эксклюзивности. Он остановился на роли директоров компании в английском праве: все они несут равные обязательства, в том числе и номинальные директора (nominee directors). Миноритарные акционеры имеют право подать иск против компании, когда происходит неправомерное ущемление их интересов и прав, например при выплате завуалированных дивидендов или при попытке изменения устава компании против воли миноритария. Защита прав миноритариев в английском праве постепенно усиливается, заключил Дудко.

Мартин Бурхард, партнер Lenz & Staehelin, рассказал обарбитрабельности корпоративных споров в Швейцарии. Закон об МЧП Швейцарии не накладывает ограничений на передачу споров в арбитраж, однако существуют подводные камни. Среди них – согласие на арбитраж третьих лиц, если они заявят свои процессуальные права на участие в споре. При отсутствии согласия третьи лица могут заявить свое право на справедливое судебное разбирательство на основании п. 1 ст. 6 ЕКПЧ. Бурхард привел пример дела, пересмотренного ЕСПЧ, – Suda v. Czech Republic(ECHR 1643/06) от 2009 года.

Агис Георгиадес, партнер Christos Georgiades & Associates LLC, остановился на нюансах рассмотрения российских споров в юрисдикции Кипра. Если местом арбитража является Россия и спор неарбитрабелен в РФ, то арбитражное решение будет отклонено. Если местом арбитража является Кипр, но применяется российское право, то кипрскому суду придется анализировать российское право и запрашивать заключение экспертов. Судебной практики по вопросу арбитрабельности российских корпоративных споров на Кипре еще нет, отметил Георгиадес. Он более подробно остановился на деле Maksimov, которое, по мнению юриста, скорее всего, будет носить прецедентный характер для кипрских судов в вопросах признания арбитражных решений. 

Сессию 3 «Рассмотрение споров из госзакупок и по контрактам с госфинансированием во внутреннем и международном арбитраже» модерировал Павел Булатов, советник White & Case. Булатов отметил, что госзакупки являются привлекательной нишей, учитывая их текущий объем. Однако в госзакупках присутствует публичный элемент, что осложняет возможность их рассмотрения в третейском суде. «Вроде нельзя, но после принятия закона [передавать споры о госзакупках в арбитражи] можно?» – сформулировал основной вопрос Булатов. Он обсудил со спикерами, как должен осуществляться контроль за выбором арбитражного учреждения при условии отсутствия антимонопольного регулирования со стороны государства.

Александр Замазий, управляющий директор и руководитель аппарата Арбитражного центра при РСПП, рассказал, что указания зафиксировать неарбитрабельность некоторых видов споров, в том числе по ФЗ № 223, были даны Верховным судом в связи с несколькими делами, где процедура выбора третейских судов была непрозрачной.

Порядок выбора ПДАУ для рассмотрения споров из госконтрактов установлен в законе, и нынешний закон эту проблему решил, так как им проверяются масштаб и характер деятельности третейского центра, считает Замазий. Самым разумным было бы предоставить право выбора арбитражного учреждения (или отказа от третейского разбирательства) сторонам, заявил спикер.

Отвечая на вопросы модератора сессии об открытости споров с публичным элементом, выступающий отметил, что если соглашением сторон или законодательством будут прямо установлены требования к открытости разбирательства, то Арбитражный центр при РСПП должен будет им следовать.

Иван Уржумов, советник Foley Hoag, рассказал о спорах из административных контрактов во Франции. Арбитрабельность зависит от того, является ли спор внутренним или осложненным иностранным элементом. Для внутренних споров лицам публичного права запрещено делать арбитражные оговорки. Ряд исключений предусмотрен Кодексом о государственных заказах (Public Procurement Code). Также предусмотрены исключения в сфере научно-технической деятельности, транспортной сфере. Уржумов привел примеры соответствующих дел, а также описал случаи, когда государственные контракты предусматривали передачу споров в арбитраж, например при строительстве аналога Лувра в Абу-Даби. Во Франции компетенция по обжалованию арбитражных решений принадлежит судам общей юрисдикции и административным судам. 

Александр Безбородов, партнер Beiten Burkhardt, обратил внимание аудитории на специальный Кодекс административного судопроизводства и Гражданско-процессуальный кодекс Германии, закрепляющие общую арбитрабельность споров из госзакупок. Трудовые, патентные споры и споры из найма жилых помещений являются изъятиями из правила об общей арбитрабельности. Безбородов привел пример дела Toll Collect GmbH против правительства Германии, о котором стало известно из WikiLeaks. Рассмотрение спора арбитражем ad hoc заняло 14 лет. Размер компенсации и непрозрачность дела вызвали критику со стороны парламента страны. Сейчас в Германии ведутся дискуссии о необходимости сделать споры из госконтрактов публичными.

Сессию 4 «Бла-бла-блайка: короткие обсуждения с мест» провел Владимир Хвалей, партнер Baker McKenzie, председатель правления Арбитражной Ассоциации. Он представил спикеров и кратко рассказал о роли рабочих групп в деятельности Арбитражной Ассоциации, пригласив участников конференции вступить в рабочие группы. 

Илья Рачков, партнер «Некторов, Савельев и партнеры», провел короткую дискуссию по теме «Судьба инвестиционных споров с участием России». Он предложил аудитории разобрать кейс банка «Югра», которым основной бенефициар владел через швейцарскую фирму. Комментировал ситуацию профессор Кай Хобер, который обратился к понятию косвенной экспроприации (indirect expropriation).

Дмитрий Иванов, партнер Morgan Lewis, осветил тему «Защита данных в арбитраже: основные вопросы». Разглашение данных сторон в процессе может быть необходимо, но рискованно, отметил спикер. В настоящее время действует несколько инициатив по защите данных: GDPR, а также инициативы ICCA и IBA. Штрафы за нарушение GDPR достигают суммы в 20 млн евро. Иванов обратил внимание на границы конфиденциальности в английском праве. 

Сергей Усоскин, адвокат, партнер Double Bridge Law, в дискуссии «Тенденции в практике российских судов по отношению к арбитражу»рассказал о том, какие действия государственные суды трактуют как признание юрисдикции сторонами. Его коллега по рабочей группе Арбитражной Ассоцации Михаил Калинин обратил внимание на решение по делу «Татнефти». Олег Тодуа кратко остановился на роли досудебных процедур и соблюдении претензионного порядка, если этот вопрос уже рассматривался арбитрами. В рамках сессии Антон Алифанов остановился на роли Росфинмониторинга в исполнении арбитражных решений: помимо оппонента в лице стороны и суда появляется данное ведомство, специалисты которого могут указать, что исполнение решения противоречит публичному порядку.

Модератор дискуссии «Судьба арбитража ad hoc» Андрей Костицын, AdHoc Arbitration, сравнил количество исполнительных листов по решениям арбитражей, выданных российскими госсудами с начала 2019 года. На решения ПДАУ было выдано 19 листов, на решения арбитражей ad hoc – 55. Это сравнение говорит о том, что ad hoc в России существует, однако его боятся популяризировать, сказал Костицын. Развивать ad hoc «нужно дружно», отметил спикер.

Дискуссию «Медиация: пациент скорее жив, чем мертв» провела Ирина Суспицына, ведущий юрист по ВЭД АПХ «Мираторг». Юрист белорусской юридической фирмы SBH Максим Жуков отметил, что Министерство юстиции Республики Беларусь пытается популяризировать медиацию. В РБ обратиться в медиацию можно только в подготовительном судебном заседании, пояснил спикер. Ирина Путалова, представитель Московского центра медиации и права, привела практический пример медиации между нефтяной компанией и подрядчиками, разрешенный посредством медиации.  

Ежегодная конференция Арбитражной Ассоциации завершилась неформальным общением участников в фойе отеля Marriott Grand. Мероприятие получило высокую оценку со стороны гостей и спикеров.


Back to the list